Исследование: Влияние социальных норм на изменение предпочтений в здоровой/нездоровой пище



Данное исследование изучает, меняют ли люди свои предпочтения в пище и пищевое поведение в ответ на транслируемые социальные нормы здорового питания. 120 здоровых испытуемых оценивали серию фотографий «здоровой» и «нездоровой» пищи по ее предпочтительности. После процедуры оценивания участникам демонстрировали оценки, якобы представляющие среднее сборное мнение предыдущих участников. Затем испытуемых просили еще раз оценить фотографии – первый раз через десять минут и второй через три дня. После выполнения заданий испытуемые могли угоститься конфетами M&Ms в неограниченном количестве. Результаты показали, что те участники, кому предъявляли чужие предпочтения, соответствующие здоровому питанию, продемонстрировали более низкие предпочтения «нездоровой» пищи, чем те, кому предъявляли предпочтения «нездоровой» пищи или не предъявляли никаких мнений вообще. Данный эффект сохранился и после интервала в три дня. Однако предъявление чужих предпочтений не повлияло на количество съеденных участниками M&Ms. Следовательно, хотя транслируемые нормы питания повлияли на заявленные предпочтения, пищевые привычки остались прежними.

Оригинальное название исследования: Социальные нормы влияют на предпочтение здоровой и нездоровой пищи / Social Norms Shift Preferences for Healthy and Unhealthy Foods
Исследователи: Emma M. Templeton, Michael V. Stanton, Jamil Zaki
Исследование принято к публикации: Февраль 2016 г.
Испытуемые: 120 человек

Люди, которые в основном употребляют в пищу цельные зерна и овощи, обычно более здоровы и живут дольше, чем те, кто употребляют насыщенные жиры и продукты с повышенным содержанием сахара. Возросшая доступность различных видов продуктов и употребление «нездоровой» пищи – один из факторов, влияющих на увеличение количества случаев ожирения, которое в свою очередь связано с множеством серьезных заболеваний и смертностью. Потому имеет немалое значение понимание факторов, влияющих на пищевое поведение, так как оно может предоставить возможность для разработки специальных мер, способствующих здоровому питанию и улучшению качества жизни людей.

Дескриптивные и инъюнктивные социальные нормы

Предметом изучения данного исследования были социальные нормы, влияющие на выбор пищи. Социальные нормы можно рассматривать как правила, определяющие ценности, убеждения и особенности поведения людей. Ученые традиционно выделяют два вида норм: инъюнктивные (запретительные, injunctive) и дескриптивные (описательные, descriptive). Инъюнктивные нормы включают в себя представления человека о том, что другие люди считают полагается делать в той или иной ситуации. Дескриптивные нормы – представления человека о том, что большинство на самом деле делает в той или иной ситуации. Что касается еды, инъюнктивные нормы склоняют к употреблению «здоровой» пищи; по сравнению с ними, дескриптивные нормы являются не настолько однозначными.

Влияние социальных норм на поведение

Дескриптивные нормы сильно влияют на поведение, даже в тех случаях, когда люди не способны осознать их важность. В пример можно привести исследование о сохранении электроэнергии, в котором приняли участие 810 калифорнийцев. Оно продемонстрировало, что люди, убежденные в том, что другие принимают меры для сохранения энергии в их жилищах, склонны предпринимать более активные меры по сохранению энергии сами, даже если в ответе на вопрос "Какие причины побуждают вас это делать?" они ставили социальные нормы на последнее место после экологических, общественных и финансовых причин.

Феномен «удаленного сообщника» (remote confederate paradigm)

В подавляющем большинстве случаев люди верят, что их пищевое поведение не отражает никаких социальных факторов, а указывает на голод/сытость и их индивидуальные вкусовые предпочтения. Однако социальные нормы оказывают немалое влияние и в этой сфере. Исследования, изучающие влияние социальных норм на пищевое поведение, обычно используют феномен "удаленного сообщника" (remote confederate paradigm). Испытуемых заставляют поверить, что предыдущие участники съели определенный продукт (печенье, пончики, пиццу и пр.) в большом/малом количестве. Затем испытуемым разрешается съесть любое количество такой же пищи. Результаты подобных экспериментов неоднократно указывали на то, что испытуемые склонны съедать ровно такой же объем предоставленной пищи, какой они верят был съеден до них – то есть информация о поведении "удаленного сообщника" влияет на поведение испытуемых.

Эти исследования предоставляют важную информацию о влиянии дескриптивных норм на пищевое поведение, но выводы, которые можно сделать на их основе, довольно ограничены. В экспериментах с "удаленным сообщником" испытуемые имеют дело с социальной нормой касательно одного продукта, а не общими "правилами" питания. Поэтому непонятно, будут ли участники такое знание переносить на другую еду – то есть будет ли знание о том, что предыдущие участники съели мало печенья влиять на то, что участник будет переносить данную норму и на употребление пиццы. К тому же, исследования подобного рода изучают немедленные эффекты от воздействия социальных норм, и полученные результаты не позволяют предсказать, насколько эти эффекты будут сохраняться с течением времени.

Интервенционные исследования пищевого поведения

Следующим логичным шагом в этой области исследований является разработка экспериментальных интервенций (вмешательства) на базе социальных норм для поощрения здорового питания. Интервенционные исследования (в которых участников подвергают некоторому вмешательству – например, приему медицинского препарата – для его оценки), которые до этого момента изучали влияние дескриптивных норм на поощрение здорового питания, показали смешанные результаты. Чтобы оценить эффективность влияния таких интервенций, в первую очередь надо определить, могут ли манипуляции с социальными нормами в условиях эксперимента распространяться на похожие стимулы, и будет ли эффект от них сохраняться с течением времени.

В одном из недавних исследований в этой области участники оценивали предпочтительность продуктов питания по фотографиям. После каждой оценки им демонстрировался средний показатель по всем участникам – например, испытуемый оценивал фото шпината как "7", а потом видел, что средняя оценка для шпината была "4". Эти средние оценки были изменены таким образом, чтобы треть ответов была выше, чем ответ испытуемого, треть – ниже, а еще треть – такая же. Участники затем оценивали картинки повторно, но уже без подсказок средних оценок. Результаты показали, что во время второй стадии участники меняли свои оценки в соответствии с оценками, выставленными группой. Что важно – средние оценки не зависели от уровня "полезности" продукта, то есть участнику могли предъявить "среднюю" оценку, по которой шоколадный торт имел такой же балл, что и шпинат. Интересно, что испытуемые показали одинаковую склонность к восприимчивости к социальной норме одинаково и для «здоровой», и для «нездоровой» пищи.

Отличие текущего исследования

В настоящем исследовании прием «удаленного сообщника» был модифицирован с целью изучения вопроса, могут ли социальные нормы повлиять не только на отношение к конкретному продукту, но и на отношение к категории продуктов: категория «здоровых» продуктов против категории «нездоровых». Для этого средние оценки были подтасованы таким образом, чтобы они отображали одно конкретное условие. На основе этого условия частники были случайным образом поделены на 3 группы: 1) те, кому показывали средние оценки, выражающие предпочтения «здоровой» пищи, 2) те, кому показывали средние оценки, выражающие предпочтения «нездоровой» пищи, и 3) те, кому не показывали средних оценок вообще. В ходе эксперимента испытуемые прошли две сессии оценивания фотографий. Однако по сравнению с предыдущими исследованиями, стимульный материал второй сессии содержал также новые фотографии продуктов, ранее не предъявленных участникам.

Такое изменение логики эксперимента было сделано, чтобы обратиться к вышеописанным ограничениям и изучить вопросы обобщения и сохранения социальных норм. Участники должны были усвоить норму, получая информацию о ряде продуктов питания, а затем применить усвоенное знание по отношению к новому стимулу. Сравнение данных по двум стимульным группам (предъявляемых в 1 и 2 сессии, и предъявляемых только во 2 сессии) должно было показать, переносится ли усвоенная норма на новые объекты, и сохраняется ли усвоенное знание после трехдневного перерыва.

И наконец, исследователями были изучены дополнительные последствия от усвоения социальной нормы. Ранее полученные данные указывают на то, что подобные манипуляции с убеждениями влияют только на заявляемые предпочтения, и точно неизвестно, переносятся ли усвоенные нормы на другие связанные области. Изменение заявляемых предпочтений после эксперимента не означает, что испытуемые точно также изменят свои пищевые привычки. Поэтому испытуемым была предоставлена возможность после окончания сессии взять «нездоровой», но многими любимой пищи столько, сколько им хотелось.

После оценочных сессий участники также прошли опросник, помогающий обнаружить изменения в восприятии продуктов питания и того, насколько эти продукты «полезны». Мнения по поводу полезности продуктов питания могут оказывать влияние на пищевое поведение, а потому социальные нормы могут служить подспорьем в поощрении более здорового питания. В целом, изучение поведения испытуемых может помочь понять, каким образом описательные нормы передаются от группы к индивиду.

Испытуемые и процедура эксперимента

В исследовании приняли участие 120 (84 женщин) здоровых студентов Стэнфорда от 18 до 25 лет, не практикующих диетическое питание и не вегетарианцы.
Процедура исследования состояла из четырех заданий, требующих оценку фотографий продуктов питания по предпочтительности: два задания участники выполняли во время первой сессии, и два оставшихся – через три дня после.
В первом задании участники оценивали серию фотографий продуктов питания в количестве 180 штук. Половина фотографий изображала «здоровые» продукты (такие как виноград, стручковую фасоль, и пр. – в среднем 132 калории на 100 грамм), вторая половина – «нездоровые» продукты (такие как чипсы, печенье, и пр. – в среднем 352 калорий на 100 грамм).

Влияние социальных норм на изменение предпочтений

Оценка производилась по 8-балльной шкале (где 1 = не нравится, 8 = нравится). После каждой оценки испытуемым демонстрировалась средняя оценка этого же продукта, выставленная якобы другими испытуемыми. Оценка самого испытуемого и средняя оценка появлялись на экране одновременно на две секунды.

40 испытуемых видели средние оценки, подтасованные таким образом, чтобы представлять предпочтения «здоровой» пищи, 40 – «нездоровой» пищи, и оставшиеся сорок не видели средних оценок вообще.

После 10-минутного перерыва испытуемые выполнили оценочную сессию еще раз, но теперь 60 из 180 фотографий были новыми (30 «здоровых» и 30 «нездоровых»). После завершения задания испытуемым можно было покинуть помещение. По пути на выход им предлагалось взять конфеты M&Ms из банки объемом 1420 мл, полностью заполненной. Ведущий тем временем отворачивался, делая вид, что занят с компьютером, создавая иллюзию, что участник может не только свободно брать сколько угодно, но и что его поступок останется незамеченным. Банка затем взвешивалась для установления количества взятых конфет.

Через три дня после выполнения первой сессии участники прошли оставшиеся два задания. Во время первого задания они оценивали 240 фотографии (180 фотографий из первого задания первой сессии плюс 60 фотографий, добавленных во втором задании). Во время второго задания участники оценивали те же 240 фотографий продуктов в отношении того, насколько они считают этот продукт полезным, используя 8-балльную шкалу.

Результаты исследования

Данные показали, что испытуемые изменили свои оценки согласно средним оценкам группы. Причем участники изменили свое мнение касательно всей категории продуктов – испытуемые из (1) группы стали более высоко оценивать «здоровые» продукты, а участники группы (2) стали более высоко оценивать «нездоровые» продукты. Отличия в оценке уже предъявленных и новых фотографий по категориям продуктов выявлены не были, что указывает на перенос усвоенной социальной нормы на всю категорию продуктов. Данный эффект проявился и в результатах сессии, проведенной через три дня.

Обработка ответов испытуемых на последнее задание второй сессии показала, что испытуемые группы (2) считают предъявленные «нездоровые» продукты значительно более полезными, чем считают участники группы (1) и (3).

Что касается взятых конфет, то значительных отличий между тремя группами найдено не было, в том числе и по результатам второй части эксперимента.

Таким образом, исследование позволяет сделать вывод, что, когда информация о социальных нормах подается как истина окружающей действительности, участники способны применять информацию более глобально, распространяя на другие элементы категории. Во-вторых, результаты указывают на то, что манипуляция восприятия социальных норм практически осуществима. Вместо того чтобы сообщать определенную социальную норму, будет более действенно передавать тот же смысл в более общих выражениях.

В ранее проведенных исследованиях было также продемонстрировано взаимодействие дескриптивных и инъюнктивных социальных норм, в частности – их взаимоотношение с транслируемой информацией. Было установлено, что если сообщаемая информация совпадает с социальной нормой, она усваивается в большей степени. Похожий эффект мог иметь место и в текущем исследовании – участники группы (1) получили информацию (подтасованные средние оценки), совпадающую с подразумеваемой инъюнктивной нормой: средние оценки указывали на предпочтение «здоровой» пищи и современные социальные нормы склоняют людей к здоровому питанию. А участники группы (2) получили информацию, противоречащую подразумеваемой социальной норме, и возникший в результате этого конфликт мог повлиять на эффективность влияния подтасованной информации, тем самым исказив итоговые результаты.

Исследование также обнаружило ограниченность влияния получаемой информации на поведение. Несмотря на то, что участники изменили свои мнения касательно продуктов, они не изменили свои пищевые привычки. Объяснение этому явлению может заключаться в том, что люди более склонны менять публичные предпочтения, опасаясь социального отвержения, но при этом сохраняют свое частное мнение о предпочитаемой ими пище. Кроме того, банка с конфетами не является достаточным средством для измерения изменений в пищевом поведении. Испытуемые могли изменить свои пищевые привычки касательно «здоровой» пищи, или могли изменить привычки после 3-дневного периода. Даже если бы изменения были установлены, все равно это было бы недостаточно валидной информацией.
Таким образом, можно сделать вывод – социальные нормы могут влиять на предпочтения в еде, но их эффекты на пищевое поведение могут быть довольно ограниченными.

Источник 

Еще интересное по теме:

Читайте нас в Telegram >>

 


Понравилось? Поделись с друзьями!